Вадим Скибинский. «Рожденный с паяльником»

Вадим Скибинский

Выдуманный Левша. Реальный Кулибин. Мы с детства знаем эти имена, ставшие нарицательными, и точно ассоциируем их с определенным типом людей в своем окружении. Перед ними можно поставить задачу, которую обычный человек сочтет невозможной, а они найдут для нее совершенно невероятное решение. Таким увлеченным инженером-конструктором в кругу специалистов в области связи считают Вадима Скибинского.

«Ведро транзисторов»

2 года 2 месяца. Первые разработкиВадим Скибинский, по его собственному выражению, «родился с паяльником» и увлеченно начал применять его в «закрытом» городе Снежинске (ранее — Челябинск-70) Челябинской области, где «ковался ядерный щит страны» на градообразующем предприятии РФЯЦ ВНИИТФ (Федеральный ядерный центр).

Игрушками в детстве и отрочестве ему служили настоящие инструменты. Первую схему — пара лампочек, выключатель и батарейка — он собрал в 3 года. Осваивать электронику начал с 9 лет.

«В Советском Союзе выбор радиодеталей в магазинах практически отсутствовал, — рассказывает Вадим Борисович. — Все приходилось «доставать», за что спасибо местной производственной свалке под названием «Семь ключей», где иногда попадались целые платы с радиодеталями.

Свалка располагалась в шести километрах от жилой зоны в районе семи ручьев, и мы устраивали целые «походы выходного дня» за радиодеталями. Зимой брали с собой термосы и еду, грелись у костра. Потом устраивали обмен «трофеями». Мало кто из моих сверстников разбирался в находках, их больше увлекал сам процесс».

3 года

Скудная элементная база не позволяла собирать классические схемы. Они не работали из-за многочисленных замен на то, что имелось в наличии, включая номиналы сопротивлений и конденсаторов.

Пришлось юному «кулибину» на практике изучить схемотехнику и самому создавать схемы, подогнанные под имеющийся набор радиодеталей. В памяти сохранились воспоминания о первой «серьезной» конструкции — костюме-светофоре.

А первым связным устройством стала… система прослушивания классных и учительской комнат на базе школьной радиосети.

Разумеется, в выборе профессии сомневаться не пришлось. Говорят, чтобы стать инженером-электронщиком, надо сжечь ведро транзисторов. С успехом справившись с этим еще в школьные годы, юноша без отрыва от производства 6 лет провел на вечерних лекциях факультета вычислительной техники МИФИ.

13 лет

Обычно на защите диплома присутствуют члены комиссии, студент и руководитель, а остальные — за дверью. В случае Вадима Скибинского руководителя не было, зато пришла вся группа. Дипломным проектом стала «титровальная машина» для телевидения, собственной разработки, на отечественной элементной базе, собранная в железе. Тогда, в 1992 году, наложение графики и титров на изображение было еще редкостью и выглядело эффектно.

Выбор этого проекта имел практическую подоплеку: защитник диплома с 1988 года уже являлся фактическим главным инженером одной из первых в стране кабельных телесетей, производящей свой местный телеканал. С самого начала в сети активно использовалось оборудование собственной разработки Скибинского или созданное под его руководством.

«Чудо маниту»

А началось все с организации дискоклуба «Проект». Усилиями небольшой команды энтузиастов, в числе которых оказались студент Вадим Скибинский и редактор городского радио Владимир Гаврильченко, здесь появилась видеотека. Посетители могли смотреть, например, мультики, сидя за столиками кафе, а танцевать в большом зале, где тоже висели телевизоры, под модную новинку — музыкальные видеоклипы. По сути, «Проект» реализовал концепцию кабельной сети внутри одного здания.

Но организованную на общественных началах видеотеку хозяин помещения, ДК «Октябрь», вдруг передал в пользование некому персонажу, имя которого история не сохранила. Тот пришел со своим видеомагнитофоном, подключился и стал собирать с посетителей деньги. А молодые энтузиасты остались не у дел.

«9 октября 1988 года Гаврильченко зашел к нам на дискотеку, — вспоминает Вадим Скибинский. — Вместе мы пошли домой и на дверях подъезда одного из домов вдруг увидели объявление об услугах несуществовавшего в городе кабельного телевидения.

Есть версия, что объявление носило «разведывательный» характер: заинтересуется народ или нет. Развесил его кооператив, торгующий фруктами, причем маловероятно, чтобы он смог реализовать собственное предложение. За его подключение просили восемь рублей, ежемесячная плата — пять.

Объявление нас словно подстегнуло. Мы с Владимиром озадачились каждый своей частью. Я понял, что городскую кабельную сеть можно реализовать технически, а он начал думать о том, как сделать, чтобы нам за эту идею не надавали по шапке.

На следующий день мы снова встретились. Я изложил ему свои соображения, он мне — свои. Стало понятно, что две компоненты (организационная и техническая) сходятся, и было принято решение заняться этим проектом».

Кабельную сеть создавали как «Экспериментальный участок кабельного телевидения (ЭУКТ) при городском отделе телевидения и радиовещания (ОТИР)». Владимир Гаврильченко привез из Москвы письмо из Совета Министров СССР, дающее Снежинску разрешение на собственный канал. Помогал в получении этого разрешения Александр Мукусев, один из ведущих популярной тогда телепрограммы «Взгляд».

Что же касается запуска трансляций снежинского телеканала, то значимую роль сыграла Маргарита Васильева, руководившая городским радио. Она помогла появлению редакции КТВ-4 («Канал телевидения №4») в качестве хозрасчетного производственно-творческого объединения, созданного в 1990 году. Успех в реализации проекта был настолько неочевиден, что, когда удалось его запустить, Владимир Гаврильченко назвал его «чудо маниту».

Первая телетрансляция состоялась в январе 1989 года. Был реализован формат вещания, который сейчас есть на многих телеканалах. Его «подсмотрели» у CNN: часовая подборка программ повторяется ежечасно, а вечером обновляется. В нее входили городские новости, полезная информация, тематическая программа, объявления, реклама. Формат оказался удобным — зрители успевали в подходящее для себя время посмотреть ежедневный выпуск.

Прощай, «СТеК»!

22 года. СТеККогда студент Вадим Скибинский и редактор городского радио Владимир Гаврильченко начинали создавать кабельную сеть со своим телеканалом, ни готовых решений, ни «железа» для этого в стране не было. Многое приходилось разрабатывать самим. Например, цифровой корректор временных искажений, без которого вся телевизионная «кухня» не работала, был собран на основе сложной цифровой схемы с использованием отечественной элементной базы.

Из готового были видеокамеры и видеомагнитофоны «Кадр» 850 кг весом. Скибинский брал японские видеомагнитофоны, вскрывал их, дорабатывал и делал внешнюю синхронизацию, как у профессиональных аппаратов. По случаю в Перми им за копейки продали ПТС, которая работала еще на Олимпиаде-80 с французскими камерами. В Снежинске эту аппаратуру установили в студии.

А в начале 90-х на рынок пришел импорт с готовыми решениями. Но к этому времени ставка уже была сделана на технику собственной разработки или челябинской компании «Планар». Она стала поставщиком практически всего головного и распределительного оборудования. Многие изделия были доработаны или изменены с учетом замечаний снежинских кабельщиков.

Ряд устройств и их версий, которые были разработаны челябинской компанией специально по заказу Скибинского, теперь выпускаются серийно. Сказалась близость, как географическая, так, видимо, и по духу энтузиастов-электронщиков.

«Снежинская телекомпания («СТеК») просуществовала до 2005 года, — говорит Вадим Борисович. — А потом была благополучно «отрейдерствована». Поэтому я уже 9 лет в Снежинске только живу, но не работаю. Пришлось с нуля создавать новые компании в других городах, уже под названием «Уральские кабельные сети».

Пора на КТВ поставить точку

«Уральские кабельные сети» предоставляют услуги платного телевидения и доступа в Интернет в городах преимущественно северной части Челябинской области. Уровень проникновения, например, в Озерске, Кыштыме, Верхнем Уфалее, Карабаше практически стопроцентный. Количество же подключенных абонентов, разумеется, поменьше. Но от производства телеканалов для своих сетей Вадим Скибинский после опыта в Снежинске держится подальше.

«Мы специально максимально отдалились от собственного вещания, — говорит он. — Тем не менее в Кыштыме все-таки пришлось взять на себя заботу о местной телекомпании. Но мы его выделили в отдельное предприятие».

И все же вопросы телевещания ему небезразличны. Например, Вадим Борисович — сторонник платного телевидения без рекламы. Однако ему понятно, почему такая простая модель не заработала у нас в стране.

В основном, считает он, потому что операторы длительное время не могли кодировать телеканалы, имея в своем распоряжении аналоговые сети. Поэтому развитие пошло в направлении рекламной модели, где казалось, что заработать можно гораздо больше, чем только на абонентской плате.

«На самом же деле, если все перевернуть с головы на ноги, окажется, что основные деньги у операторов — абонентская плата, — говорит Вадим Скибинский. — И оттого, что мы всем сообществом эту плату сами опустили до нуля, доигрались в демпинг, неизвестно, какое будущее у вещателей. Потому что изначально сломана классическая модель кабельного телевидения. Еще и Интернет «подливает масла в огонь».

Но, как оказалось, и сам Вадим Борисович «подливает масла». Ведь именно строительством IP-сетей он занимается последние девять лет, считая, что в телевизионных сетях с точки зрения техники уже все было сделано и развиваться больше некуда.

«Колесо ведь все равно круглое, — говорит он. — Существующая техническая модель сетей кабельного телевидения полностью устоялась. Я имею в виду распределительные сети, а не головные станции. С появлением прямой оптики в дом, удешевлением оптико-волоконных технологий на КТВ можно поставить точку.

Распределительная сеть — это, собственно говоря, оптический линейный передатчик, где промодулирован свет, фотодиод на приемной стороне, превращающий оптический сигнал в электрический, и усилитель. Больше там ничего нет. Остались некоторые возможности для творчества в области головного оборудования. Но это просто вопрос цены.

Аналоговые сети не отмирают, они преобразовываются. Лет 8-10 назад принимался аналоговый сигнал со спутника на спутниковые приемники и передавался на модуляторы для преобразования. На этом головная станция заканчивается. Теперь на головную цифровую станцию получаем сигнал откуда-то издалека по оптике, IP-пакетами.

А дальше необходимо преобразовать эти IP-пакеты в аналоговый сигнал, чтобы и бабушки, и дедушки, да и я сам на кухне мог смотреть аналог. И преобразовать пакет в цифру для кабеля. Вот и все. Т.е. выбрасываем старое спутниковое оборудование и ставим вместо этого преобразователи».

О будущем индустрии

Вадим СкибинскийВадим Скибинский: «Если говорить о классических технологиях КТВ, то они находятся в застое чуть ли не с начала 90-х, с самого своего появления. По сути, вся распределительная сеть кабельного телевидения — это не что иное, как кусок кабеля от головной станции до каждого абонента с пропускной способностью от 50 МГц до 860 МГц. Меняется только оконечное устройство. Вместо аналогового сигнала приходит цифровой. А от этого среда передачи никак не меняется.

Качество доставки сейчас уже предельно высокое. Проблемы доставляют только домашние животные в квартире или незатянутые разъемы. Со временем сети КТВ, конечно, уступят свое место IP-сетям. Об этом можно теорему с доказательством написать. Вопрос только в том, сколько времени потребуется для этого в каждом конкретном регионе».

МС: В каком же направлении, на ваш взгляд, развивается индустрия?

Вадим Скибинский: Классическое телевидение, я думаю, — вынужденный формат. Просто технически изначально была возможность вещать из одной точки на всю страну, так получилось по технике. А если представить, что вначале появился Интернет?

Были бы у нас телевизионные каналы вообще? И если были бы, то какими? На данный момент существует много форм контента и его доставки, потому что технически все они крайне несовершенны.

Когда мы управляем автомобилем, у него один руль и две-три педали с рычагом переключения передач. И неважно, в какую машину сесть, управлять можно каждой, благодаря их базовым принципам.

А теперь посмотрим, какое множество придумано всяких приставок, способов смотрения, оплаты и даже пиратства. Но пока я не вижу ни одной цельной технологии, у которой был бы такой же понятный интерфейс, как у автомобилей. Более того, программное обеспечение становится с каждым годом сложнее и «глючнее».

МС: Остается ли в условиях глобализации рынка место для небольших — на город, район, улицу — кабельных сетей и даже телеканалов?

Вадим Скибинский: Чем выше глобализация, тем меньше заботы об абоненте. Да, «Ростелекому» дают много денег за счет наших налогов. Как говорил один мой товарищ: «С тобой за счет твоих же налогов будут еще и конкурировать». При этом мы видим «дырку на дырке». Ну, не может очень большая компания сделать хорошо и грамотно.

Поэтому, если с позиции регулятора рынка можно будет работать маленьким компаниям, они будут. Из-за того, что сегодня построить распределительные сети КТВ стоит недорого, все время будут возникать новые маленькие компании.

Решения на уровне «шпингалета»

А вот искать и находить решения технических задач могут не только научные коллективы, но и по-прежнему энтузиасты-одиночки, уверен Вадим Скибинский. Когда он работал на основном предприятии Снежинска, в рамках конверсии оно выпускало оборудование для нужд медицины. Одним из первых изобретений Вадима Борисовича стал аппарат для дробления камней в почках. Было ему тогда всего 18 лет.

Тема для новаторских идей всегда найдется. В 2014-м году Скибинский построил дачу, пробурил скважину — вода пошла некачественная. В итоге им был разработан механизм ее самоочистки. Проблема заключалась в том, что на территории деревни залегают два слоя грунтовых вод. В верхнем — с высоким содержанием железа, в нижнем — чистая. При установке заборной трубы они взаимопроникают, загрязняя чистый слой.

Применение стандартных технологий для решения проблемы обошлось бы в 400-500 тыс. рублей. Пришлось самому изобрести «пробку», которой можно на любой глубине пережать промежутки между стенкой скважины и трубой. Дополнив конструкцию системой вывода чистой воды из нижнего слоя в верхний, Вадим Борисович получил саморегенерирующую скважину на своем участке и помог друзьям и соседям.

Еще пример из житейского опыта. В традиционной русской бане существует проблема просушки досок деревянного пола после того, как они намокли. Иначе сгниют. Нужен пол с подогревом, на который можно лить воду.

Вадим Скибинский взял полосу из нержавейки, проложил ее петлей по деревянному полу, дал напряжение в 9 вольт и сверху закрыл чистовыми досками. Все низковольтное, безопасное. Проблема решена просто и без ощутимых затрат.

Его первый начальник на основном предприятии Снежинска говаривал, что самые лучшие изобретения очень просты. А от Бориса Чертока, ученого-конструктора, соратника Королева, Вадим Борисович слышал рассказ об особенностях применения при проектировании космических аппаратов и модулей предельно простых решений на уровне «шпингалета». Такой простой и, следовательно, лучшей своей разработкой он считает систему перезагрузки оборудования сети через оптический канал связи.

Считается, что любое оборудование, имеющее память, способно изменить ее и работать «не по программе», «зависать». Необходимо его перезагрузить. Делается это физически: приходит на место человек, выключает вилку из розетки и снова включает. Как же решать эту проблему удаленно? Существует два стандартных решения.

Первое — это т.н. «пинговалка». Ставится автономное устройство в доме, которое все время опрашивает коммутатор и в случае отсутствия ответа перезагружает его. Но такая «пинговалка», бывает, опрашивает порты, которые работают, а другие в это время не работают.

Второе решение — это перезагрузка через GSM, т.е. другой канал связи. Но как то же самое сделать по тому же оптическому каналу? Вадим Борисович нашел аппаратный путь решения проблемы. Прямо в устройство ставится маленькая плата. Ее себестоимость составляет десятки рублей.

Если устройство не отвечает на запросы, центр может обратиться именно к вмонтированной плате, которая «зависнуть» не может. И она осуществляет аппаратную перезагрузку, просто «погасив» свет в оптике. Система работает, как тот самый «шпингалет». Несмотря на то, что у этих плат собственных адресов нет, можно перезагрузить конкретный коммутатор, конкретное устройство, погасив вышестоящий порт.

Однако инженер-конструктор Вадим Скибинский, несмотря на заслуживающий уважения список новаторских решений и разработок, не владеет ни одним патентом на изобретения. Дело в том, что ему составлять заявки на патенты некогда и неинтересно. Лучше двигаться дальше, считает он, отвечать на новые вызовы.

И эта проблема не имеет решения.

Беседовал Роман Маградзе

Телеспутник © 2014, декабрь

Комментарии

Оставить сообщение