В Санкт-Петербурге прошел первый Конгресс цифрового радиовещания

Конгресс цифрового радиовещания

Первый Конгресс цифрового радиовещания прошел в Санкт-Петербурге, организованный Ассоциацией цифрового радиовещания России и Агентством цифрового радиовещания. Участники форума обсудили вопросы, связанные с развитием отрасли, перспективах утверждения стандартов вещания, подбором оборудования для передачи и приема радиосигнала. Однако вопросов осталось больше, чем полученных ответов.

Норвежский опыт и отечественные разработки

Отдельные круглые столы были посвящены правовым вопросам реализации проектов цифрового радиовещания и возможностям, которые в результате утверждения стандарта, получат рекламодатели и радиослушатели. В рамках форума прошли панельные дискуссии о перспективах цифрового радио в малых городах и районах Крайнего Севера, импортозамещении отраслевого оборудования и инновационных технологиях производства контента.

Участие в дискуссиях приняли спикеры из стран, где уже развернуто цифровое радиовещание. Ларс-Петер Лундгрен, директор по продажам компании Paneda, рассказал об особенностях перехода на стандарт DAB в Норвегии.

К началу текущего года Норвегия стала первой страной в мире без FM-вещания. Чтобы сделать это, потребовалось выполнить несколько важных условий. Во-первых, общественный радиовещатель NRK должен был охватить цифровым вещанием 99,5% территории страны. Во-вторых, не менее половины радиослушателей должны были ежедневно слушать радио в цифровом формате. В-третьих, на рынке должны были появиться доступные устройства для приема цифрового радио в автомобилях.

Ларс-Петер Лундгрен

К настоящему моменту в этой скандинавской стране было продано более 50 млн DAB-приемников. В одном мультиплексе вещает до 20 радиостанций. Г-н Лундгрен отметил, что оптимальным вектором развития радиостанций в стандарте DAB является их регионализация.

В ходе дискуссии спикеры высказали мнение о целесообразности использования стандарта DAB в городских условиях. В то время как для вещания на дальние зоны лучше использовать DRM. Об особенностях этого стандарта рассказал Альберт Вааль, член правления консорциума DRM.

Этот стандарт в целом поддерживает и АО «Сарапульский радиозавод» — российский разработчик и изготовитель военных и гражданских средств связи. Его начальник службы маркетинга, сбыта и внешних связей Алексей Ястребов представил образцы приемников стандартов DRM и РАВИС, в т.ч. изготовленные по заказу Минобороны.

Об отечественном опыте и перспективах использования российской системы цифрового радиовещания РАВИС рассказал Александр Дворкович, д.т.н., член-корреспондент РАН, директор физтех-школы радиотехники и компьютерных технологий МФТИ. Он отметил результаты успешного тестирования системы, начатого в прошлом году в Казани.

Конгресс оставил впечатление, что наиболее заинтересованной стороной перевода радиовещания в «цифру» пока являются разработчики технологий и производители оборудования. Что же касается вещателей, перед которыми предположительно должны открыться самые широкие перспективы, то они все еще настороженно относятся к нововведениям.

Комментарий

Свои сомнения озвучил Михаил Левин, директор по региональному развитию радиокомпании «Рекорд».

МС: Насколько актуальной была, на ваш взгляд, прошедшая конференция?

Михаил Левин: Эксперименты всякого рода ведутся с 1995 года. В этом году индустрию вновь всколыхнула поднятая тема. Это напрямую затрагивает интересы радиовещателей. Но развитие, похоже, идет не по тому пути, который индустрия коммерческого радио хотела бы видеть.

МС: Вы, как вещатели, испытываете потребность в цифровизации отрасли?

Михаил Левин: Это сильно зависит от того, как она будет реализована. Есть сложившаяся среда, установившиеся правила игры. Они понятны. Есть кусок рекламного пирога, который делится между существующими вещателями. Он относительно небольшой на существующем рынке.

Когда предлагают совершенно новую модель, совершенно непонятно, как окупить инвестиции. Также непонятно, как будет происходить государственное регулирование отрасли. Ведь и сейчас много вопросов по текущему госрегулированию радиовещания.

МС: На примере телевидения мы уже видим, как регулируется отрасль, где региональным каналам практически не осталось места.

Михаил Левин: Если идти по пути централизованных мультиплексов, в которых будет много каналов, и которые гораздо проще организовать в стандарте DAB+, то внедрение в них локального регионального контента может оказаться проблематичным. Мы знаем это по опыту 1-го и 2-го мультиплексов DVB-T2 в эфирном телевидении.

При этом в одной Москве 60 аналоговых радиостанций, а в Питере – 40. Если каждый существующий вещатель захочет запустить еще по 10 новых каналов с различной тематикой, то конкуренция станет невозможной. Так что вопросов больше, чем ответов.

И позиция госрегулятора не очень понятна. Индустрия вроде высказалась не так давно в лице Российской академии радио (РАР), собравшей мнения основных коммерческих вещателей. РАР выступила с предложением принять стандарт DRM+. Технология более гибкая, частотно совместимая с существующим FM планированием спектра, позволяет каждому самостоятельно решать, нужно ли ему ее использовать, инвестировать в обновление техники, во внедрение дополнительных цифровых поднесущих в существующий FM спектр. Она не мешает ни существующим вещателям, ни новым, которые могли бы плавно войти в конкурентное поле.

Регулятор пошел по другому пути, который удобнее для него. Система мультиплексов находится в одних руках. С РТРС проще вести диалог как с единым оператором связи. Не нужно размениваться на мелких вещателей.  Это действительно упрощает необходимое регулирование отрасли, но совершенно не дает ответа по вопросам переходного периода и получения инвестиций, кроме бюджетных.

МС: Существует ли сейчас, на ваш взгляд, общественная потребность в цифровизации радиоэфира?

Михаил Левин: Общественный интерес сомнителен в силу того, что обществу очевидных выгод в краткосрочной перспективе не будет. Существующая схема распространения радио, аудиторный охват, бизнес-модель – всех все устраивает. Пользователям не нужно платить, нет необходимости в дополнительных инвестициях в новую технику, включая парк приемников. Прослушивание радио сведено к минимальному набору операций. 

Любые изменения для среднестатистического человека означают необходимость приобрести новый радиоприемник, приехать в автосервис для его установки в автомобиле. Кроме прямых расходов, ему придется еще осваивать новый гаджет. Все для того, чтобы получить в сущности то же самое, что и раньше. Реальная мотивация конечного пользователя практически отсутствует, это очень большая проблема.

Часто проводятся аналогии с цифровизацией телевидения. Но с радио несколько иная история. На конгрессе в дискуссиях много говорили о зонах охвата, энергетической эффективности. Но при этом забывали, что нас интересует доставка контента до пользователя. Если на приемной стороне никто не включит радиоприемник, то весь этот «охват» – инвестиции в пустоту.

Кстати, вопрос приемников все время поднимается. При цифровизации телевещания модернизация приемника составляет 5% от его стоимости. Это приставка за 1000 рублей или естественное обновление телевизоров при их производстве. Добавление тюнера – это мизерные затраты.

В радио совсем по-другому. Это другие для DAB +, частоты, приемник. Т.е. полная замена техники с точки зрения пользователя. Что должно его мотивировать, если только это не принудительная мера?

Когда мы говорим о качественном звуке, то по статистике он не так уж и востребован. Ведь звук воспроизводится в автомобиле, когда он едет по шумной улице. А в домашних условиях вопрос качества звучания должны решать качественные динамики. В итоге, потребитель не имеет стимула переходить на новые технологии. А вещатель находится в состоянии взволнованности. Ведь он не понимает, что ему предлагают.

У радио «Рекорд» есть 40 интернет-радиостанций. Мы бы их транслировали через DAB. Но сколько нам это будет стоить? Мы не знаем. Кто будет принимать сигнал в DAB? Сейчас – никто, потому что нет приемников. И таких вопросов у нас много.

Например, если 40 радиостанций, которые мы вещаем в интернете, вывести в новое эфирное поле, значительно возрастут наши расходы на их трансляцию. Ведь нам нужно получать измерять нашу аудиторию, чтобы продавать рекламный инвентарь. И мы будем платить «Медиаскопу» за каждую станцию.

МС: Цифровизация эфирного ТВ мало как повлияла на телесмотрение. Основным каналом его доставки являются кабельные сети и спутники. Во всяком случае, в городах с населением 100 тысяч плюс. Что станет с вашей аудиторией, если волевым решением госрегулятора радиовещание переведут в цифру?

Михаил Левин: Если решат идти по норвежскому пути и выключить FM, включить DAB, бывшие FM радиостанции потеряют аудиторию. Понятно, что автомобилистов вернем через какое-то время, когда индустрия освоит выпуск новых приемников. А вот молодых людей, скорее всего, потеряем совсем. Они и сейчас уходят в ютюб, соцсети, приложения.

Кому нужно цифровое радио?

В отсутствие мотивации у вещателей к внедрению цифрового стандарта, разработчики апеллируют к «государству». Именно регулятор рынка, по их мнению, должен взять на себя задачу по цифровизации радиовещания в стране. Алексей Остроухов, председатель правления Агентства цифрового радиовещания (АЦР), уверен, что в России цифровое радио начнет активно развиваться в ближайшее время.

По его мнению, новый формат особенно будет востребован на территориях Крайнего Севера и в малых городах. По словам Алексея, в малых городах и поселках российского севера сейчас в эфире тишина. Здесь во времена СССР велось радиовещание на коротких, средних и длинных волнах. Однако эти радиопередатчики сейчас отключены.

Локальные радиостанции также могут создаваться при университетах и при содействии различных групп людей с общими интересами. Цифровое радиовещание в России может начаться теоретически уже в конце этого года. Опытные зоны по тестированию цифрового радио в России работают больше десяти лет. Однако переходить на новые технологии радиовещатели не торопятся.

Переход на новый стандарт вещания потребует обновить оборудование, как передающее, так и приемное. В отраслевом докладе Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, подготовленном в 2016 году, говорится, что стоимость передатчика для цифрового формата радиовещания формата DAB+ мощностью 2,5 кВт составляет $120 тыс. Остальное оборудование, необходимое для запуска вещания обойдется в общей сложности еще в $50 тыс.

Аналоговый передатчик большей мощности (10 кВт) обойдется почти в 2,5 раза дешевле — $50 тыс. Однако один передатчик DAB+ обеспечивает вещание до 16 радиостанций, а аналоговый – лишь одной. Поэтому, с экономической точки зрения, организация цифрового вещания в DAB+ выгоднее, чем запуск «с нуля» аналогового.

Но чтобы этот переход состоялся, слушателям придется обновить свои радиоприемники. И это становится еще одним препятствием для развития цифрового радиовещания. Сейчас стоимость радиоприемника, способного принимать стандарт DAB+ начинается от 2-3 тыс. рублей.

Медийные холдинги вкладываться в развитие цифрового вещания не спешат. Основной доход они получают от продажи рекламы. При этом, по данным АКАР, радиостанциям достается лишь 4% всех рекламных доходов в России.

Что касается государства и денег налогоплательщиков, то уже прилично потрачено на перевод в «цифру» телевидения. Согласно ФЦП «Развитие телерадиовещания в РФ на 2009-2015 гг.», продленной до 2018 г., затраты на создание цифрового телевидения в России составят 123 млрд руб., в том числе 76 млрд из федерального бюджета. Причем эффективность этих вложений неочевидна, – домохозяйства в крупных городах-миллионниках принимают ТВ по кабелю.

Тем не менее, все больше регионов переходит на новый формат Digital Radio. В 2017 году цифровое радио работало в 38 странах. Национальная кампания по развитию цифрового радиовещания в России ведется с 2009 года. В апреля 2018 года Государственная комиссия по радиочастотам (ГКРЧ) выделила полосу 175,872–228,128 МГц для создания в стране сетей наземного цифрового звукового вещания стандарта DAB+.

Комментарий

Игорь Лукашев, корпорация Ланс

На вопросы «Медиа-Спутника» ответил Игорь Лукашев, начальник отдела продаж и маркетинга «Корпорация Ланс».

МС: Какой из стандартов «побеждает» на этом конгрессе, на ваш взгляд?

Игорь Лукашев: Надо разделить цифровизацию в ближней зоне и дальней. Для крупных городов будет целесообразней использоваться УКВ вещание. На сегодня оно в большей степени рассчитано на автомобилистов. А для удаленных районов и, в частности, Крайнего Севера, естественно, больше подходят диапазоны коротких и средних волн.

На конгрессе больше говорили о DAB, DRM и немного о нашей системе РАВИС. На мой взгляд, стандарт DAB с полосой 1.5 МГц и количеством 20 станций на одной несущей больше подходит для районов с высокой плотностью населения.

DRM – более гибкий стандарт. При полосе всего 96 кГц на одной несущей можно вещать до четырех каналов. Но увеличивая количество несущих, можно постепенно увеличивать и количество радиостанций. Например, с естественным ростом численности населения в каком-то конкретном городе.

Для вещания на коротких и средних волнах разработан стандарт DRM30, которым удобно покрывать районы с малой плотностью населения. Также плюсом стандарта DRM я считаю его узкополосность, при которой у приемника всегда выше чувствительность и помехоустойчивость.

Про систему РАВИС ничего сказать не могу, не владею вопросом.

МС: Но ведь есть интернет-радио.

Игорь Лукашев: Сам интернет – прорывной проект, а интернет-радио – нет. Нельзя путать Европу, полностью покрытую 3G/4G, с нашей по настоящему «необъятной» во всех отношениях родиной, где вышки GSM стоят только вдоль дорог. То есть там, где нет GSM – нет интернета, телевидения, радио. И, наверное, самое главное в том, что любое IP-вещание не является стабильной технологией.

МС: Технологически отрасль готова к цифровизации радио?

Игорь Лукашев: Я бы сказал, что у рынка потребности нет. Человек, как пользователь, – ленив и жаден. У него в автомобиле сейчас радиоприемник принимает порядка 18 станций. Какая у него должна быть мотивация для покупки и установки нового гаджета, чтобы слушать те же 18 радиоканалов?

Поэтому во всех странах, где радио сделали цифровым, госрегулятор был заинтересован в развитии новой технологии. Это сокращение частотного ресурса, прежде всего. Сокращение потребления электричества. Снижение стоимости затрат на вещание одного канала. И, как следствие, возможное снижение стоимости рекламы на этих радиоканалах.

К тому же правительство может информировать население о чрезвычайных ситуациях, политических моментах, катастрофах, важных событиях. Ведь сейчас система экстренного оповещения фактически отсутствует.

Надежда на телефонных операторов, которые быстро скинут всем смски, может не сработать. К примеру, несколько лет назад почти в половине Санкт-Петербурга пропало электричество и приемник в машине замолчал. Люди начали звонить родственникам и знакомым с вопросом, выясняя, что случилось.

Поэтому радиоприемник, как средство массовой информации по-прежнему актуален.

МС: Так что насчет «железа» под новые технологии? К примеру, «Корпорация Ланс», как дистрибутор профессионального оборудования для организации телерадиовещания, готова поставлять оборудование для цифрового радио?

Игорь Лукашев: Нет, пока в стране нет потребности в самой услуге и нормативной базы. Но, безусловно, мы к этому готовимся.

МС: Но ведь и цифровое ТВ пришло не в один момент?

Игорь Лукашев: В телевидении плюсов оказалось чуть больше. Вышки в стране высокие, конечно. Но все равно их не так много, только в центральных городах. Они покрывали вещанием в радиусе примерно 100 км.

Перейдя на DVB-T2, вышек построили больше, километров через 40-50, что увеличило площадь покрытия. Даже в маленьких населенных пунктах люди получили возможность в качественном изображении смотреть 10-20 телеканалов.

Нам, как участникам рынка, идея цифровизации ТВ была очевидной изначально на примере спутникового телевидения. Больше каналов на том же количестве частот, плюс увеличение качества изображения и сервисы, в виде телегида, что в конечном итоге и перешло из спутникового в наземное ТВ.

МС: Чем же сейчас цифровизация радио отличается от цифровизации ТВ?

Игорь Лукашев: В принципе тактика перехода на цифру в радио и телевидении одинаковая. Разве, что радио, может быть, повезло больше, т.к. построены дополнительные вышки, которые можно использовать в УКВ вещании.

Но вот вопрос о цифровизации на средних и коротких волнах – задача более серьезная и долгая. К сложностям перехода можно отнести полное отсутствие абонентских приемников (как автомобильных, так и переносных) и необходимости их приобретения.

Но если задача станет государственной, то дело пойдет быстрее. Как, например, с DVB-T2 и системой ГЛОНАСС.

Роман Маградзе

Комментарии

Оставить сообщение

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*