Технология IPTV поглотит кабельные сети?

технология IPTV

IPTV впервые обогнало спутниковое телевидение по темпам роста абонентской базы по итогам первого полугодия текущего года. О том, как развивается этот сегмент рынка связи, каковы его перспективы и какие проблемы стоят перед его участниками, рассказал Николай Михайлов, генеральный директор петербургской софтверной компании IPTVPortal. Он считает, что в перспективе технология  IPTV поглотит кабельные сети.

По итогам первого полугодия 2016 года к интернет-телевидению (IPTV) в России подключилось 541 000 абонентов, а к спутниковому – только 228 000. Таким образом, IPTV впервые обогнало DTH по темпам роста абонентской базы по данным исследования ТМТ Консалтинга. По мнению аналитика этой компании Елены Крыловой, средний ежемесячный счет абонента IPTV (ARPU) в России – 255 рублей, в то время как спутникового ТВ – втрое меньше.

Кабельное останется в прошлом

Компания ARRIS – разработчик в области IP, видео и широкополосного доступа (Атланта, штата Джорджия, США) – опубликовала свое исследование о «миграции IP видео поверх DOCSIS». Наблюдаете ли Вы эту самую миграцию?

технология IPTVНиколай Михайлов: DOCSIS – это технология для кабельных сетей, а не Ethernet. У нас распространения IP по коаксиальному кабелю не будет. Наши кабельщики скорее будут строить свои параллельные домашние ШПД сети. Что они, собственно, и делают, потому что это значительно проще.

Справедливости ради должен сказать, что доставка IP поверх DOCSIS у нас все же встречается в гостиничном бизнесе. Причина в существовании старых гостиниц, где проложен один коаксиальный кабель, по которому идут и телевизионный сигнал, и интернет-данные. А вот новые технологии развития гостиничного телевидения уже нацелены на IPTV, который доставляется по Ethernet-сетям.

Кабельщики, в конце концов, уйдут в среду IPTV. А ведь еще 2-3 года назад они считали, что IPTV умрет, что это мертворожденная идея. Сегодня же такой адепт кабельного телевидения, как «ЭР-Телеком», протянувший по всему городу коаксиальную сеть DVB-C, уже смотрит в направлении IPTV и предлагает свое решение на основе ШПД.

Возможно, это связано с покупкой оператором в Санкт-Петербурге провайдера InerZet, у которого были перспективные разработки по IPTV. «Эр-Телеком» не расформировал это подразделение. Очевидно, что в компании видят свое будущее в этом сегменте.

Что же будет с километрами кабеля?

Николай Михайлов: Через несколько лет его, скорее всего, просто похоронят. Все-таки технология ШПД более унифицированная. И не нужен будет специальный специалист-кабельщик с непонятными приборами, измеряющими «уровень сигнала». Все будет унифицировано, и IP протокол победит все остальное. Тот же самый «интернет вещей» на этой базе строится.

Есть ли, на Ваш взгляд, хотя бы условно законченное решение по IPTV, которое можно продемонстрировать в качестве примера будущего, о котором столько говорят?

Николай Михайлов: IPTV уже давно готов к тому, чтобы поглотить все кабельные сети. Но, поскольку эти сети уже существуют, у них есть абоненты, то они еще будут существовать. До тех пор, пока не появится хорошая инфраструктура ШПД, которая до всех дотянется, и провайдер будет предоставлять две услуги – Интернет и ТВ. Уже сейчас можно видеть общие тарифы на оба сервиса, с которыми операторы пока пытаются бороться.

технология IPTV

«Большая тройка» телеком-операторов будущее видит еще и в мобильном сегменте телевидения. Это отражается в комплексных тарифах. К примеру, «Билайн» за подключение к своим услугам связи дает скидку на Интернет.

У них и ресурс большой.

Николай Михайлов: А остальным останутся две основные услуги – интернет и IPTV в одном флаконе. Но кабельное останется в прошлом.

Смотря, как начнут этот рынок регулировать

Для такого будущего законодательная база уже сформирована или, наоборот, требуется установить общие правила игры?

Николай Михайлов: Наше правовое поле остается пока очень неопределенным. IPTV проходит по лицензии… кабельного телевидения. «За уши», можно сказать, притащили. Дело в том, что не существует даже определения, что такое IPTV. А как без этого строить правовую базу? Сейчас его приравнивают к кабельному ТВ. Хотя как таковым, оно не является, это передача данных и телематика.

На телематику же есть своя лицензия.

Николай Михайлов: На телематику есть лицензия у всех провайдеров. Но чтобы оказывать услугу телевидения, надо еще получить кабельную лицензию. И вот здесь случаются коллизии, особенно когда речь заходит об ОТТ. Вещание идет через Интернет, и какие лицензии должны получать поставщики телевизионного сервиса, а какие не должны, в этом вопросе нет четкого правового регулирования.

Зачастую, это даже очень неплохо.

Николай Михайлов: Смотря, как начнут этот рынок регулировать. Если его очень сильно зарегулируют, то это, конечно, приведет к негативному результату.

Всплеск кабельного ТВ пришелся на период, когда отрасль практически не регулировалась. Но, с другой стороны, не нуждаются ли IPTV-провайдеры в законодательной базе, которая как раз способствовала бы росту отрасли?

Николай Михайлов: Сложности возникают, когда к нам пытаются предъявить какие-то требования, которые к IPTV никак не относятся. Но проблема заключается в том, что сместился центр компетенции. От министерств, государства в направлении компаний, которые делают продукты для IPTV – ПО и «железо». Центр компетенций находится у них. По большому счету, государство не в состоянии сформулировать технические правила.

На тот же самый ГОСТ должен поступить заказ государства какому-нибудь институту. А в нашей сфере нет института, обладающего той компетенцией, которой обладают компании, которые работают на рынке. В частности, это видно очень хорошо по тем требованиям, когда необходимо сертифицировать, к примеру, систему условного доступа.

Мы, как разработчики, обязаны получить этот сертификат, чтобы продавать свой продукт на рынке. Но при прохождении сертификации нам предъявляются требования, в основном, относящиеся к кабельному ТВ.

А есть разница между ними, и в чем она заключается?

Николай Михайлов: Большая разница. Возьмем защиту передачи данных в IPTV. Есть такое понятие, как «Видео по запросу», VoD. Мы берем отдельный файл, шифруем его и передаем. Где в кабельном телевидении такое? Где VoD по кабелю? Там есть стандартные транспортные потоки DVB-C. Как там делается система защиты? Насколько я помню, это стандарт симулькрипт. Фактически, требования к сертификации к IPTV – это какие-то выдернутые из контекста DVB-C стандарты. Мы должны подстраиваться под другую технологию.

технология IPTV

Это заставляет вас вносить какие-то изменения, несвойственные вашей системе?

Николай Михайлов: Это нам добавляет лишней бумажной работы, назовем ее так.

ОТТ-сервис — конкурент для оператора

Много у нас смешного в своей практической бессмысленности. А какие-то острые темы существуют в отрасли? Вроде бы проблема была между ОТТ–провайдерами и кабельными операторами.

Николай Михайлов: ОТТ-провайдеры предоставляют свою услугу поверх ШПД-сетей. Здесь надо, по большому счету, рассматривать их, как отдельных игроков на рынке. Но почему-то многие операторы не понимают, что «отитишники» для них являются конкурентами по предоставлению телевизионной услуги.

Они, к примеру, четко знают, что «Ростелеком 2.0», это ОТТ-сервис. И он адекватно воспринимается ими как конкурент, потому что сам «Ростелеком» для них конкурент. А вот «Смотрешка» или 24H – вроде как даже партнеры.

В большинстве случаев нет понимания, что такое ОТТ. А это бизнес-модель, использующая технологию IPTV. Для бизнес-модели нет необходимости строить структуру, она предоставляется поверх ТТ, поверх IP-сети оператора связи, не вкладываясь в ее строительство и развитие.

Можно войти со своей «коробочкой» в домохозяйство абонента этой сети, не спрашивая согласия ее оператора. Но самостоятельно заходить – это очень дорого. Для этого надо иметь такие бюджеты, как у «Ростелекома», чтобы рекламу на «Первом канале» показывали.

Поэтому поставщики ОТТ-сервисов пытаются уговорить оператора на продвижение их услуги на своей сети за определенное вознаграждение. Но я подозреваю, что это до поры до времени, пока они не охватят какую-то критическую абонентскую базу. Тогда им для распространения оператор будет не нужен – услуга станет известна, и к ней начнут подключаться.

Но если оператор выстраивает свое IPTV -решение на своей сети, то ОТТ-сервис для него конкурент.

Появятся регистраторы авторских прав, аналогичные SWIFT

С развитием технологий мир стал таким маленьким, что я могу быть гражданином одной страны, жить – в другой, работать удаленно – в третьей, а держать банковский счет – в четвертой. Как-то высказывалась футуристическая мысль, что нет технологической необходимости в сотнях банков, а достаточно одного «всемирного центробанка» для регистрации банковских счетов и карточек. Да и эти процессы могут производиться автоматически.

В области доставки и распределения телеканалов поставщик сервиса может находиться в одном уголке земного шара, а сама услуга доступна по всему миру. Не в этом ли будущее? Каковы тенденции?

Николай Михайлов: Удачное сравнение с банковской сферой. По большому счету, что такое продажа ТВ, медиаконтента? Это передача авторских прав, которые представляют собой ценностное обеспечение.

Технология, конечно, позволяет из любой точки в любую точку мира предоставить контент. Но авторское право в Америке и у нас отличается. И я думаю, что появятся регистраторы, аналогичные SWIFT в банковской сфере. Когда права на контент будут пересекать территориальные границы России, некая универсальная система их зафиксирует, но уже внутри страны, где этими авторскими правами будут распоряжаться.

технология IPTV

Разве так не происходит сейчас?

Николай Михайлов: Да, права границу пересекают, только такой системы нет.

А она нужна?

Николай Михайлов: Безусловно, она будет. Сейчас к контенту не относятся как к деньгам. Вот деньги в электронном виде хорошо защищены банками. А авторские права – нет. К ним надо относиться точно так же, как к деньгам, ведь они имеют свою ценность. И точно такая же система, как банковская, должна регулировать их оборот.

Когда пользователь получает какой-то контент в открытом виде, он вообще не задумывается, кому принадлежат права на него. Скорее всего, регистратором авторских прав контент будет снабжаться сертификатом и, очевидно, кодироваться. Чтобы на автоматическом уровне все это работало, будут создаваться глобальные системы. Схожие технологии для этого уже есть в банковской сфере.

Телесети у меня ассоциируются с магазинами. Но если от производителя до потребителя товар проходит путь от крупнооптовых партий до поштучной розницы, то с телеканалами — нет. Потребитель вынужден приобретать пакеты каналов, т.е. тем же оптом. Но если я по факту являюсь оптовым покупателем, не пора ли заявить о своих правах на реализацию оплаченного пакета каналов поштучно? Почему путь авторских прав заканчивается именно на моей оптовой покупке?

Николай Михайлов: Это, скорее всего, не вопрос авторских прав, а вопрос политики продаж, когда канал выдвигает определенные требования. Мы знаем, что есть такое условие, как обязательное присутствие канала в базовом пакете, чтобы его так покупали. Если правообладатель готов, чтобы оператор отдавал контент A La Carte или VoD, то с «розничной» покупкой нет проблем.

В МТС делали поканальную продажу каналов, но потом отказались.

Николай Михайлов: Возможно, время было неправильно выбрано. А вот бизнес-модель ОТТ как раз позволяет каналу индивидуально достучаться до пользователя, минуя самого оператора. Многие вещатели в на своих сайтах выкладывают записи контета. «Первый», СТС, практически все создают свои Интернет-приложения. Не делают только те, кто не может себе этого позволить.

Но такие порталы с вроде бы интересным контентом до сих пор не раскрывают количество подписчиков, пользователей. Было бы что показать, думаю, уже на каждом углу трубили бы о востребованности сервисов.

Николай Михайлов: А это уже вопрос дистрибуции, продвижения товара на рынок. Почему ОТТ-сервисы пытаются договариваться с операторами связи? Потому что он ближе к абоненту и продвигает эту услугу. Если не работать с оператором, надо самому продвигать услугу, что на территории всей страны очень затратно.

Надо освободить рынок от иностранных компаний

Есть ли еще более злободневные проблемы в отрасли?

Николай Михайлов: Мы до сих пор говорили о направлении в развитии отрасли. А актуальной, мне видится, проблема с законодательством. Есть большое число интернет-провайдеров, но, в отличие от кабельщиков, мы не имеем своей ассоциации.

Кабельщикам известно, где и кто лоббирует их интересы. А провайдеры не могут донести свою информацию до структур власти. В свою очередь, государство не может понять, с кем ему надо договариваться. А это важно для всей отрасли.

Я как раз могу поделиться опытом нашей софтверной компании. Она входит в Ассоциацию разработчиков программных продуктов «Отечественный софт». И, в частности, активно принимала участие в разработке законопроекта, касающегося закупки отечественного софта.

Практически весь закон был сформулирован ассоциацией и пролоббирован. Он шел очень долго, многие с ним не соглашались. Но ассоциация смогла доказать правильность предложения.

Что означает лоббирование в нашем случае, кроме известных «коробок из-под ксероксов»?

технология IPTV

Николай Михайлов: На коробку от ксерокса в нашей ассоциации ни у кого просто денег таких нет. Надо представить, с кем мы там боролись – Microsoft, Google. А у них столько денег, что никому из отечественных разработчиков и не снилось. У них и в плане лоббирования как раз все хорошо налажено.

Но нужна ли вам поддержка? Будет поддержка – будет регулирование.

Николай Михайлов: Разработчикам от государства не нужно никаких денег. Им надо, чтобы освободили рынок от иностранных компаний. Тогда они сами себе все заработают.

А как же конкуренция, как двигатель торговли и прогресса?

Николай Михайлов: Мы же говорим не обо всех, только о госкомпаниях. Госкомпании – это налоги всех наших граждан. Почему государство должно покупать продукт американской компании для федеральных учреждений, если она может купить отечественный продукт?

Никогда не понимал, зачем нужно поддерживать отечественный автопром моими деньгами. В отличие от автопрома, отечественные разработчики способны создавать конкурентоспособные продукты. К чему им защита от конкурентов?

Николай Михайлов: Приведем пример. Есть компания Касперского, которая делает известный антивирус. А компания с госучастием, вместо программы отечественного производителя, покупает Symantec.

Возьмем «Ростелеком». Он использует систему защиты Verimatrix, американской компании. При этом он многие государственные заказы получает практически без тендеров, потому что государство поддерживает. А вот «Ростелеком» не поддерживает отечественных разработчиков, таких как наша компания, которая тоже делает системы защиты.

Я за свои налоги все-таки хочу получить качественный не «тормозящий» сайт госуслуг и надежную защиту своих данных, независимо от «гражданства» поставщика антивирусов или систем защиты. Вы точно гарантируете, что ваша система настолько же надежна, как Verimatrix?

Николай Михайлов: Конечно! В этом мы можем точно заверить. Тем более что мы эту систему уже запустили у большого количества операторов, которые предоставляют ту же самую услугу IPTV, что и «Ростелеком». Она называется IPTVPortal CAS. Она и по цене более выгодная, и по качеству – конкурентоспособна.

Технология IPTV

Тогда мне и вовсе непонятно, от кого надо защищать отечественного разработчика…

Беседовал Роман Маградзе

Комментарии

Оставить сообщение